bookriot

Bookriot | Букриот

Блог о современной русской литературе последних 20 лет

Рецензии

Верхняя запись Ушастый приветствует тебя, читатель!

в Метки:

Букриот — блог о последних 20 годах современной русской литературы. Тех самых, что дискредитировали себя чудовищными обложками Шиловой, тиражами Минаева и Багирова. Тех самых, в которых сложно и, если уж честно, не особенно хочется разбираться. О русской литературе в которую мало кто верит, и (именно поэтому) мало кто читает. Об именах и романах, широко известных в узких кругах, и узко известных в широких. О том, какие книги последних лет стоит прочесть, а на каких засыпаешь, едва одолев середину. О том, кто честно взял свой Букер и НацБест, а кто решил, что дружеских связей будет достаточно.
Мы занимаемся тем, что показываем: прекрасная русская литература, вопреки сложившемуся мнению, никуда не делась.
Название можно читать как БукриОт или как БукрАйот — оба варианта будут правильными.

РецензииКому слона?Есть вопросЛитературные открыткиПоток
Что вы пропустили?
Как пользоваться этим блогом?Свернуть )

Пополняемый каталог рецензий в обложках!Свернуть )

Другие подробности о недружелюбном Кролике и его непростой, но важной миссии.
Рецензии

Прием, прием.

Внезапно мой телеграм-канал, молчавший около месяца увеличил читателей втрое. Оказывается, ваш скромный молчаливый бложек попал в подборку Афиши.
И тут я вспомнила, что не рассказала же вам про канал в телеграме!

А он тут: https://telegram.me/bookriot
Но, я (и кролик, чо уж) должны повиниться: я немножко преобразила канал из рассказа про русскую литературу, в рассказ про современную информационную среду (все-таки моя работа так тесно связана вот с этим всем, и я так много читаю, что - ну как не делиться-то).
А про русские книжки - оно тоже есть. Но только на Букмейте, вот тут.

Такая история.
Рецензии

Песне ты не скажешь до свидания

Покажу вам одну картинку:



Это страница книги на Bookmate. Когда начинался Букриот, представить такие цифры для начинающего писателя было довольно сложно. Прямо скажем, нереально.
Сегодня ситуация во многом изменилась и то, что два года назад было неочевидно широкому слою читателей (а именно, рассвет русской прозы), сейчас довольно сложно игнорировать. Можно долго спорить о качестве этой прозы и количестве, но уже то, что спорить есть о чем — хорошая новость.

Мне кажется, я тут что-то важное делала и наверное, есть смысл это дело продолжить.
Поэтому, прежде чем я продолжу (или начну заново), скажите мне, чего вы хотите?
Не
сдерживайте себя.


Ну и, привет)

Рецензии

Есть ответ от Евгения Чижова

На самом деле Евгений Львович прав, — ответы эти готовы уже месяц как, и целый месяц ушастый пытается дописать к ним один традиционный информативный абзац, изо всех сил отбиваясь от обступающих со всех сторон (даже с той стороны, которая, казалось бы, должна принадлежать здоровому сну) дедлайнов Внешнего Мира.
Я надеюсь, автор и читатели простят нас за столь длительное ожидание. Иногда работа забирает 136% времени и ничего с этим поделать совершенно невозможно.

Прежде чем мы все перейдем к самому важному, я хочу поблагодарить Редакцию Елены Шубиной и Евгения Львовича за такие подробные и интересные ответы. Спасибо!



Итак, ответы от автора «Перевода с подстрочника». Узнали много нового, в том числе по поводу нашей с вами дискуссии в коментах.

1.​ Что вы сейчас читаете?

Только что закончил большое частично автобиографическое эссе Джулиана Барнса «Нечего бояться» — о сметри и страхе перед ней. Так увлекся, что не мог оторваться, хотя оно и написано с неблизких мне позиций последовательного рационализма, пожалуй, еще позапрошлого, 19-ого века, лишь немного подправленного новейшими научными сведениями. Неожиданная искренность в сочетании с напряженностью вглядывания в сторону, от которой большинство предпочитает отворачиваться, легкость перехода от личного материала — рассказа о смерти родителей — к литературному, а затем к научному и философскому обсуждению вопроса, и даже юмор, не покидающий его, несмотря на тяжесть темы — все это делает книгу одной из лучших вещей Барнса, какие мне приходилось читать.

2.​ Назовите, пожалуйста, три имени из современного литературного пространства России, на которые стоит обратить внимание?

Назову, если не возражаете, два: первоклассного поэта и эссеиста Владимира Ермакова, живущего в Орле и почти неизвестного не только широкой публике, как, увы, большинство ныне пишущих поэтов, но, кажется, даже и тем немногим, кто еще читает сегодня современные стихи. И отличного, на мой вкус, питерского прозаика Сергея Носова, который, конечно, более известен, но все же, мне представляется, недостаточно. Аудитория этого замечательного писателя, одновременно легкого и глубокого, могла бы быть шире.

3.​ Самое, по вашему мнению, важное событие последних месяцев?

Не буду пытаться оригинальничать, самое важное сейчас происходит на юго-востоке Украины, где разворачивается полномасштабная война. На фоне этих событий мне, честно говоря, даже удивительно, что находятся люди, которым, судя по поступившим вопросам, интересна моя персона и мои достаточно далекие от актуальности книги…

И Ушастый не могу удержаться от вопроса-бонуса со спойлером =)
4.​ Был ли Народный Вожатый Гулимов на самом деле великим поэтом?
И значит ли смерть Печигина то, что он (Гулимов) на самом деле был убит?


Спойлеры детектедСвернуть )

И, тадааам, вопросы читателей.

Узнать всю правдуСвернуть )
Рецензии

Ready–steady–go! Сбор вопросов к Евгению Чижову

в Метки:
Там-тарам!
У нас в комментах к роману Евгения Чижова «Перевод с подстрочника» была интересная дискуссия (со спойлерами, внимание). Вместо того, чтобы теряться в догадках, мы решили, что было бы круто задать вопросы самому Евгению Львовичу. Поэтому объявляем сбор вопросов открытым.

Чижов.-вопросы

Три вопроса по традиции задаст Ушастый. Не исключено, правда, что ими и ограничится, поскольку в последнем романе много, много темных мест. Ну а вы присоединяйтесь.
Вопросы собираем до четверга в комментах к этой записи. Скорее всего автор потом в комменты не пойдет, так что готовьтесь заранее.

А пока вы можете почитать «Перевод с подстрочника» на bookmate.

Или почитать реценз на него от Ушастого.


Рецензии

Битва книг: Евгений Чижов «Перевод с подстрочника» VS Ильдар Абузяров «Мутабор»

в Метки: ,
Знаю, знаю, вы ждете рецензию на Чижова. Их есть у нас
Но я решила поступить иначе.
Месяца три назад мне казалось, что для того, чтобы полноценно говорить о «Переводе с подстрочника», нужно обязательно рассказать о прошлогоднем претенденте на НацБест — «Мутаборе» Ильи Абузярова.
Несмотря на то, что сейчас мое мнение немного иное, мне все равно кажется, что стоит написать об этих книгах в одном посте. Ибо несмотря на разность и жанров, и стилей повествования, они друг друга здорово оттеняют.
Они обе о некоей среднеазиатской стране застрявшей в иных временах, — Каштырбастане и Кашеваре — некоем средневековье, помноженном на совок и лихие девяностые.
Обе о двойниках и двойственности.
Обе полны (хоть и разной) поэтики и околореволюционных отголосков.



Давайте начнем с Абузярова, раз уж он на А и вышел раньше:)

А давайте!Свернуть )


ЦИТАТЫ

«Может, из такой заброшенности и возникает у народа сознание своей исключительности: «Раз миру нет до нас дела, то тем хуже для него — весь мир заблуждается, он отклонился от истинного пути, и только мы живём правильно». А это сознание рано или поздно порождает человека, в котором сможет воплотиться, кто станет его подтверждением, — Народного Вожатого. Он укажет стране её особый путь, непреклонный в прошлом, но едва не потерявшийся на бездорожье современности, объяснит цель и смысл эксперимента, замкнувшего Коштырбастан в лабораторной колбе отдельности, назовёт простыми и ясными словами то, что до него было только расплывчатым предчувствием. А если ему будет недосуг или, как и подобает истинному пророку, он предпочтёт лапидарности идеологических формул многозначность поэзии, найдётся такой человек, как Касымов, преданный комментатор и толкователь, который сделает это за него».
Евгений Чижов «Перевод с подстрочника»

«— Да, — согласился Абдулхамид, — если бы решение проблемы было так просто, ее давно бы решили. Но, к сожалению, до сих пор никто не может с уверенностью разгадать заложенные в наводнивших город книгах загадки и снять проклятие.
— Какое еще проклятие? — Омару не было дела до проблем Кашевара. Ему своих забот хватало.
— Проклятие этой страны. Все в Кашеваре только и делают, что ждут чуда внезапного обогащения и ищут клад Буль-Буля Вали. Народ не хочет работать и надеется на власть. Город переполнен слухами и книгами, полными аллюзий на сокровища Буль-Буля Вали».
Ильдар Абузяров «Мутабор»

Рецензии

Форма и содержание: Сергей Самсонов «Железная кость»

в Метки:
Самсонов Железная кость Букриот

Советских времён ученый Лев Семеныч Выготский в своих работах по психологии искусства как-то поставил вопрос, что делает искусство, собственно искусством — форма или содержание. И, последовательно отвечая, чем же наскальные рисунки отличаются от, допустим «Моны Лизы», пришёл к выводу, что форма, она всё-таки важнее.
Этот вопрос, а вернее, такое его решение, не дает мне покоя довольно давно. Не то, чтобы Выготский непререкаемый авторитет, но и признать всё современное искусство (а в этой теории ему не очень-то комфортно) — «не-искусством», я, пожалуй, не готова.

Итак, форма и содержание. Яйцо и курица, Кощей и игла, яблоко и яблонька. Невозможно не вспомнить об этой теории, читая новый роман Самсонова.

Для тех, кто только что к нам присоединился, напомним, что на Самсонова русская литература возлагает особые надежды. Что Самсонов «новый гоголь» по версии господина Данилкина, «может написать хорошую книгу, если оставит понты» (утрирую) по версии господина Быкова. И автор, чью «Аномалию Камлаева» в бумажном виде которые месяцы (годы) невозможно найти вообще нигде, — по версии обычных читателей. (Вопрос в Эксмо, кстати, вы собираетесь допечатывать тираж? У меня тут очередь из желающих получить бумажную версию).

Итак, она звалась Татьяной новый роман надежды русской литературы.
Крайне, крайне занимательный текст. 600 страниц мелким кеглем (как всегда). Впечатления от которого проще всего описать как американские горки. От «боже, он гений!», до «что за ахинею он несет?»

И я, честно говоря, даже не знаю с какого бока к нему подойти.

Давайте с хорошего.
Быть или не бытьСвернуть )

ЦИТАТА:

У нас в детдоме на заборе была надпись — черной краской, огромными буквами — ТЫ БЕСПОЛЕЗЕН. И я ходил мимо нее два раза в день, и у меня одно стучало в голове, как дятел: я должен доказать. Открытие сделать там, изобретение, стать космонавтом — в термосферу выше всех... ну что еще тот мальчик мог себе представить? Сделать что-то такое, что могу один я. А потом нас, щенков, лет в двенадцать повели вот на этот завод — предназначая нам такое будущее, да, прекрасен труд советских сталеваров, бла-бла-бла, ну а куда еще девать нас было, беспризорных? В ПТУ. И я увидел льющуюся сталь, она стояла у меня перед глазами, вечно живая, вечно новая, как кровь, метаморфозы эти все расплавленного чугуна, и ничего я равного не видел этому по силе, вот по тому, как может человек гнуть под себя исходную реальность, — это осталось тут, в башке, в подкорке. Все, что я делал в своей жизни, еще и сам того не зная, я делал, чтобы откупить себе вот это все...

Рецензии

Прямо сейчас: «...если я дам тебе все эти вещи, это не сделает тебя сильнее...»

Прямо-сейчас_Самсонов_Bookriot

— Твоя мама... ничего не понимает. — Угланов подавил рванувшееся «дура!»... чего ж ты делаешь-то, а? зачем вбивать понадобилось в мозг единственному мальчику, что рос отец его ущербным, обворованным, и выворачивать еще вот это так, что он, Угланов, все на сыне вымещает? Пусть мальчик знает: папа ненормальный, папа не хочет так его любить, как все нормальные отцы... Хотя, быть может, Ленька просто мог подслушать, как орали за стенкой друг на друга они: «Ты хочешь, чтобы он — как ты?! Тебе было трудно — и сын должен так же? Ну так давай отдай его тогда...».
— А то, что я отдам тебя в суворовцы и будешь жить в казарме, а не дома, она тебе не говорила? Послушай меня, Леня, хорошо послушай: у тебя уже есть много всего — велик есть, снегоход и так далее, и я могу тебе купить гораздо больше самых лучших вещей, вот любую машину, как только ты вырастешь, но ты пойми: если я дам тебе все эти вещи, это не сделает тебя сильнее, а наоборот. У тебя может быть очень много самых лучших машин, много денег, но если ты за них не дрался сам, то ты слабак. Ты какое-то время будешь этим вот всем наслаждаться, а потом придет сильный, намного сильнее тебя человек и все это у тебя заберет. Потому что, пока ты сидел на всем этом, что я тебе дал, дармовом, он качал свои мышцы, мозги, а ты нет. И поэтому он тебя сможет согнуть. Так устроена жизнь. Как война. Все мужчины воюют друг с другом. Везде. На хоккейной площадке. На разных заводах — чей завод может делать самые быстрые и сильные машины. Сделай то, что не может больше сделать никто, то, что можешь один только ты, и тогда ты хозяин, ты крут, все реально лежат под тобою, врубаешься?»

Рецензии

Истории с выдержкой: Линор Горалик, Сергей Кузнецов «НЕТ», Амфора, 2003 год

в Метки:
Сейчас я напишу о книге, которой больше 10 лет и которая лежит в списке «надо бы про неё рассказать» уже года полтора. И слава богу. Потому что некоторым книгам, как пароходам, действительно, лучше отплыть подальше, чтобы ты смог их увидеть полностью, и наконец-то оценить по достоинству.
Мне кажется, этому роману, как вину — годы выдержки идут только на пользу. Годы вообще идут на пользу литературе. Какой-нибудь Бегбедер протухает за 5 лет, чем высвечивает своё нутро; мода на Мураками спадает и наконец-то становится видно, что он из себя представляет без всех этих фанатеющих девиц. Девицы вырастают, иногда (небеса милостивы) умнеют, переходят с Коэльо на Борхеса (если повезет), и мир, в общем-то потихоньку очищается от шелухи. А Пушкин остаётся всё таким же сукиным сыном.

Ещё одна причина, по которой «НЕТ» достоит отдельного поста — это то, что неожиданно для себя самой я поставила его на полку с лучшими образцами русской прозы. Это единственная книга, рецензии на которой в блоге не было. Когда полка формировалась, романа этого даже не было в списке вероятных. И тем не менее он туда попал.
Что удивительно, потому что насилие, футуро-фантастика и все эти примочки (а роман такой!) мне глубоко чужды: я любитель выдержанного реализма и всё такое.

0_НЕТ

Итак, дано: «НЕТ» — тот самый случай, когда книга, которая по всем приметам и признака мне не должна была понравиться, — не только запомнилась, но осталась со мной.
Роман вполне попадает под все недавноизданные законы (честное слово, я даже видела его в каком-то списке «запрещенной литературы»). Зооморфы, бионные наркотики, легализованное порно, убийства и жестокость. Много убийств. Много порно. Много жестокости.
Но описывая этот безумный мир будущего, она остается удивительно сиюминутной, и еще — нежной. Она нежная даже в именах. Хотя нет, именно в именах и мелочах (произнесите только — «Кшися», «Зухи»). Это роман расстояний и приближений, роман любования солнцем у кладбищенской оградки: когда всё вокруг похоронено и выжжено, а тебе нужно жить и надеяться, чистить зубы, выгуливать собаку и не расклеиваться, не расклеиваться, не расклеиваться, чёрт возьми. Роман полузакрытых глаз — на всё окружающее, роман вынужденных обстоятельств, усложнённых условий существования, полустёршейся морали и размытых границ.
Но он — великолепен, как бывает великолепен только слабый, чахлый, маленький росток, посреди бетонной плиты: зелёный, с тоненькими прожилками, не видимый и не интересный внешнему грохочущему миру.

Здесь несколько историй, сюжетных линий, конечно, переплетающихся к концу. Здесь и аэропорты, и изуродованный до неузнавания шоу-бизнес, и глушь-саратов, и ад-израиль, запущенные квартирки, внутренние расследования, открытия, преступления, и кажется, всё, что можно только придумать про людей и их странные, страшные фантазии.
Но несмотря ни на что, несмотря на этот мрак и черноту, это очень, очень живая книга. Живая и цельная.
Я не люблю фантастику и никогда не любила. Но эта книга — она не о фантастике.
Она о том, что будет, когда всё, всё вокруг изменится.
А мы — нет.


ЦИТАТА:

«... господи, в грязном подвале, что это, что это, что происходит, почему мы должны знать про все это? И с этим знанием — как мы можем жить? — можем мы жить как агнцы закланные, говоря себе: и се я творю добро, и нет мне платы иной, кроме благословения господня — и слабый Зухи, которого я так люблю и который никогда не верил ни в Христа, ни в Аллаха, — хотел жить так, и жить так не смог. И с этим знанием можем мы жить, как воины среди врагов, и никогда не жалеть врагов своих и брать с них плату за то страдание, среди которого существуем и о котором ведаем ради того, чтобы они не ведали о нем. И Зухи мог называть это взятками, но я не знаю, как еще мир должен расплачиваться со мной за то, что я вижу, за то, что я знаю, за то, от чего я защищаю его. Первенцами своими должен мир расплачиваться со мной, и я бы клал их под электропилу и хрусталиками их глаз выкладывал бы в своем сердце слово «ВЕЧНОСТЬ» — но я всего лишь беру деньгами, беру малую мзду — и миру должно быть от этого страшно и стыдно, ибо вдруг мне не хватит и алчность моя не утолится, и я открою ему то, что ведаю сам? Но мне хватает».



Рецензии

Золотые мальчики: Захар Прилепин «Обитель». АСТ, 2014

в Метки:
Ни одна книга не существует сама по себе. Даже если она ужасная по всем пунктам, начиная от обложки и толщины страниц, до сюжета и героев, — у нее всё равно есть история. И не одна. История её взаимоотношений с автором. С редактором. С продавцами в магазинах (помните, как нашего друга оштрафовали за чтение на рабочем месте?). С каждым из читателей.

Собственно, истории — это самое интересное, что есть в книгах. Если вы проехали три остановки увлекшись чтением, или если вы покупали книгу 5 раз, чтобы потерять, оставить в поезде или подарить (Цветаева дарила каждого любимого своего гейневского «Лесного царя», которого покупала. А покупала — каждого, которого видела). Это — истории.
Сегодняшняя история — о золотых мальчиках.

Захар Прилепин «Обитель»


В россиянском менталитете сложился определенный и бесспорный эмоциональный стереотип нелюбви к успешным. Безотносительно к их таланту и дарованию. Сытые, харизматичные и довольные жизнью нас бесят. Особенно, довольные жизнью. Прилепин попадает подо все эти описания. Настоящая звезда нулевых, писатель умеющий и денежку заработать, и говорить связно, и улыбаться так, что хоть сейчас на обложку глянца. А еще политические взгляды, да прошлое — и пошла-поехала. Всё как мы любим.

И вотСвернуть )

Цитата:

«...беспристрастное прочтение русской литературы, написанной, между прочим, как правило, дворянством, подарит нам одно, но очень твёрдое знание: «Мужик — он тоже человек!» Самое главное слово здесь какое? Нет, не «человек»! Самое главное слово здесь — «тоже»! Русский писатель — дворянин, аристократ, гений — вошёл в русский мир, как входят в зверинец! И сердце его заплакало. Вот эти — в грязи, в мерзости, в скотстве — они же почти как мы. То есть: почти как люди! Смотрите, крестьянка — она почти как барышня! Смотрите, мужик умеет разговаривать, и однажды сказал неглупую вещь — на том же примерно уровне, что и мой шестилетний племянник! Смотрите, а эти крестьянские дети — они же почти такие же красивые и весёлые, как мои борзые!.. Вы читали сказки и рассказы, которые Лев Толстой сочинял для этого... как его?.. для народа? Если бы самому Толстому в детстве читали такие сказки — из него даже Надсон не вырос бы!»



?

Log in