Недружелюбный кролик | Bookriot (bookriot) wrote,
Недружелюбный кролик | Bookriot
bookriot

Categories:

Сергей Самсонов, "Аномалия Камлаева", "Проводник электричества"

Кажется, мы ждали этого поста целую вечность, проводили опросы, волновались и вот, наконец.
Друзья, приготовьте ваши уши и глаза, после стольких негативных рецензий (а сколько еще будет =/), выглянуло солнце и сейчас мы вам расскажем о хорошем.

Сергей Самсонов Аномалия Камлаева, Проводник электричества

О чем эти книги: первая - о крупнейшем авангардном музыканте (предположительно герой писался с Арво Пярта), со второй все сложнее, но, пожалуй, это тот случай, когда о чем книга сказать однозначно невозможно: она о жизни
Кто автор: 31-летний прозаик переведенный на английский и итальянский, с литинститутовским образованием и большим будущим
Премии и прочее: "Аномалия" вошла в шорт НацБеста и вызвала лавину статей о возрождении русского романа, к "Проводнику", который мощнее, отношение, кажется, как к безупречно выученному уроку: нечего добавить.

Сергей Самсонов в 2008 поставил на уши всю литературную критику страны, написав роман, к которому многие писатели идут всю жизнь (а некоторые так и не доходят). Автору на тот момент не было и 30 лет. Несмотря на то, что русскую прозу (и тем более авторов) принято всячески ругать и не перехваливать, я уверена, что эта история войдет в учебники. И вот почему.

«Аномалия Камлаева» - это 500 с лишним страниц классического романа, который держит читателя исключительно силой личности персонажа. Это биография великого андеграундного композитора – с детства и до самого, пожалуй, напряженного момента жизни. А причина, по которой в обзоре объединены две книги, проста, но нетривиальна: через несколько лет после выхода книги автор решил роман переписать. Потому что он «никуда не годится».
Вы много видели таких писателей, скажите мне? Совершенно не медийный, даже где-то косноязычный Самсонов, бладает редким даром и чувством письменного слова.

Предупредим сразу. Тому, что каждый второй из наших книжных друзей, о Самсонове ничего не знает (хоть книгу и купил), есть причина. Писатель Самсонов очень долго запрягает.  Начало обеих книг не то чтобы не предвещает ничего особенного, так еще и здорово отталкивает излишне откровенными сценами и сарказмом в худших традициях. Положа руку на сердце, признаемся, что сексуальная сцена в начала "Аномалии" - одна из худших в новой русской литературе.
Но претерпевший все это, да будет вознагражден. Да еще как щедро! Удивительно зрелый, густой, плотный язык (прав Данилкин, когда говорит, что Самсонов пишет не словами и даже не предложениями, а главами). Необыкновенно живые персонажи, прописанные до мелочей – каждый со своей душой, историей, бесом, силой и – правдой. Их отчетливо представляешь, им осознанно сопереживаешь. Невероятное описание-ощущение детства, тишины, в которой так много музыки, отцовских рук, молодой удали, зрелого разочарования, отчаяния и злости. Мало ли?
Самсонов, что важно, совершенно не страдает типичной болезнью новичков – приписывать героям свой собственный опыт. Читая «Камлаева» и «Проводника» обычному человеку вне профессии невозможно поверить, что у автора нет музыкального или медицинского образования (а ведь его и правда нет): музыка, которую он описывает, до того реальна, что ты всерьез подумываешь как бы достать эту редкую пластинку. В его героев веришь как в живых людей.
Но, отражая с удивительной точностью мельчайшие детали, Самсонов занимает души героев вечными сверхсмыслами. И Камлаев и Эдисон, и Нина - живые существа, ищущие ответы на свои великие вопросы, жаждущие жизни и никак не умеющие успокоиться. Да и финал: заканчиваются романы на высокой точке, оркестровом всхлипе, кульминации, которая не дает расслабиться ни на минуту.

Теперь о различиях и огрехах.
Конечно, в плане финала "Аномалия" много лучше, это вообще один из сильнейших финалов в новой русской прозе, и повторить его в "Проводнике", к сожалению, не удалось. Зато в "Проводнике" - почти полвека жизни и совершенно чудесная история любви и война. В "Проводнике" вообще произошла незаметная смена главного героя, но ту преемственность  старший-младший, Самсонов чувствует очень хорошо, чтит и передает. А это в мире, где понятие "старший" упрощено, где нет старших, есть только старики, ох как важно.
Ну и огрехи, конечно, куда без них. Это и неправдоподобные «с простынь» монологи, и не всегда удачные сцены, да и профессионалы могут найти (и, говорят, находят) несостыковки, но это все - не так уж важно, и Самсонов – имя, которое стоит запомнить. Потому что это тот самый волшебный частный случай писательской алхимии, когда человек каким-то непостижимым образом вмешает в себя огромное количество других миров и умеет сотворить героев значительней, сильнее и больше себя самого.

ЦИТАТЫ

"Мы, сытые, здоровые, богатые, любимые, не знавшие и малой толики того, что выпало вот им… мы, грубо говоря, ни разу в жизни не получавшие по-настоящему люлей, изготовляли музыку, в которой нет ни грана благодарности. То есть все навыворот там, да. Не обязательно, конечно, было требовать… ну, озарения, полета, да, но этот мрак, вот это беспросветное уныние, вот эта даже как бы и обида маленького мальчика, который вздумал поиграть в «и тут как будто бы я умер»…"

"Иван был совершенный материалист, естественник, но все-таки порой ему казалось, что женщина есть плотское, физическое предъявление в мире мужской души, до плотности света сгущенная мысль мужчины о своей любви, как говорил Камлаев; вот точно так же Маша была нагульновской мыслью о правде, чистоте, о самом близком и родном. Нагульнов не мог быть законченным гадом – Маша была его великим оправданием."

Сергей Самсонов "Проводник электричества" на ОзонеСергей Самсонов "Проводник электричества" на Озоне
Tags: Рецензии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments