Недружелюбный кролик | Bookriot (bookriot) wrote,
Недружелюбный кролик | Bookriot
bookriot

Categories:

Юрий Буйда, "Синяя кровь". Эксмо, 2011

О чем эта книга: об искусстве и мифах маленького городка в рассказах большого одинокого человека непростой судьбы.
Кто автор: титулованный прозаик, три раза добиравшийся до лонг-листа Русского Буккера (в 94, 99 и 2012), с премиями от больших литературных журналов, спектаклями по мотивам произведений, изданиями в Прибалтике, Польше-Венгрии-Словакии, а так же Франции, Норвегии и почему-то Турции.
Премии и прочее: «Синяя кровь» взяла премию журнала «Знамя» и вошла в лонг-лист Русского Буккера 2012.

Буйда
Роман Юрия yu_buida Буйды начинается как детектив – маленький провинциальный Чудов потрясают загадочные убийства юных девочек. Детективная линия раскроется в конце, но к этому времени она станет уже не столько важна. Потому что на первый план выдвинется история куда более захватывающая. История Иды Змойро.
Чтобы понять, что из себя представляет «Синяя кровь», представьте старую черно-белую фотокарточку, которую талантливый художник штрих за штрихом превращает в уникальный рисунок, неповторимую иллюстрацию, - заостряет черты, добавляет краски и попутно, как фон, рассказывает захватывающие истории.
О старом покосившемся доме – Африке, с замурованными в стене часами, «Хайдарабаде» загадочном корабле из Индии, красавице Ханне с глазами «голубыми, как у слепой кошки», Морвале и Мономиле, и тайных именах. Буйда наделяет героев именами, перемигиваясь с Гоголем – емко и невероятно щедро.
Чудов полон, перенаселен своими жителями – майором Паном Паратовым, знахаркой Свининой Ивановной, городским сумасшедшим Шутом Ньютоном, начальником почты Незевайлошадь, десятипудовой хозяйкой ресторана Малиной, директрисой школы Цикутой Львовной, стареньким прокурором Швили с женой Иголочкой, Рыбой Божьей. Кстати, девочек зовут очень обычно – Ленами, Светами и Маринами. Может быть потому, что имена не даются, а зарабатываются, вызревают под солнцем судьбы. Может быть потому Ида и меняет свое имя "от рождения".
В этом, не без гоголевщины, мире Ида водит своего приятеля – маленького Пятницу (тайное имя!) по промерзшему Чудову, вдыхает своими историями жизнь в каждый закоулок, каждую лавочку.
Если хотите сравнение, то сравнить роман можно с «Венериным волосом» Шишкина, они разнятся по стилю и взгляду, но сюжет обеих книг образует биография женщины искусства. И в обеих случаях автор смотрит на героиню любовно и внимания ей отсыпает щедрой недрогнувшей рукой. Та старая фотография, поверх которой ложатся штрихи романа – судьба ныне покойной актрисы Валентины Караваевой - блистательной Нины Заречной в «Чайке» постановки Завадского, милой Машеньки из одноименного советского фильма военной поры. Буйда превращает Караваеву в Иду Змойро, сохраняет важные мелкие детали (перемена имени, например), город Вышний Волочок в Чудов, мягко переливает реальность в повесть, - тут Империя, и громкие имена великих, и тревожные даты. Театралы в блогах сетуют на исторические неточности, но я не думаю, что это так уж важно. Потому что роман не об этом.




Потому что роман - об искусстве и человеческом пределе. О том, как недрогнувшей рукой превратить свою судьбу в произведение, не оставив помарок и не сфальшивив. О великом морозном одиночестве, от которого Иду спасает помнящее и любящее перо автора.


ЦИТАТА:

— Актриса. Ведь она актриса. Но не бывает же актеров без зрителей. Писатель может обходиться без читателей, художник тоже может, наверное, рисовать для себя... но актер? Актер без театра? Пятьдесят лет в Чудове — что она здесь делала, Боже мой?
— Забивала гвозди, — сказал я. — Если гвоздь забит правильно, то Бог существует и мир может быть спасен. Вот она и забивает гвозди, только и всего.


Tags: Рецензии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment