January 23rd, 2014

Поток:

Прямо сейчас: "...это все, что я смог увидеть, и лучше бы я этого не видел."

Александр Григоренко

"...Когда умер мой внук – а умер он глубоким стариком – люди начали сторониться меня. Чтобы не смущать людей, я ушел в тайгу и не вернулся. Странно столько жить человеку, боязно для других. Они подумали, что должны были подумать, и успокоились.
Я сел на упавшее дерево, просидел день, вечер и ночь, надеясь, что умру от голода, но уже утром меня подобрали – с тех пор живу по добрым людям. Жил, переживал всех и уходил… Однажды меня подобрали люди Крика. Отец Умы так жалел меня, старика, которого злые родичи не отговорили уходить в тайгу на смерть, что назвал меня своим братом. Потом в его стойбище пришел мор, который, конечно же, не заметил меня. Потом был Ябто… Тогда я уже твердо знал, что не умирать – мой дар. Такой же, как твое умение слышать птиц за полдня полета. Но догадываться о нем я начал не сразу.
Я вспомнил, как еще в молодости отправился навестить своего спасителя, Богатого Быками… Я положил в лодку подарки для него – самое лучшее, что имел, – и не нашел даже следа его землянки.
Правда, тогда я подумал, что этому человеку, живущему в уединении, в землянке, а не в чуме, есть от кого скрываться и прятать следы… Прежде чем дожить до первой своей старости я уже думал иначе: ему не за чем было скрываться, потому что его и так нет среди людей.
– Кто он?
– Если бы я знал. Он спас меня, потом толкнул в шутку, и смерть уже не приходила ко мне – ни потопом, ни голодом, ни войной, ни болезнью. Все это я видел и оставался жив, хотя не прятался от смерти.
Тогда я спросил: Там, в стойбище, ты не мог ходить. Как же ты оказался здесь?
– Ты, как и многие люди, считаешь самое малое чудо великим. Поверь, ходить такому, как я, самое ничтожное из чудес, которые были со мной. Потом ты узнаешь, что это правда… Чудо, когда я буду знать: зачем пошутили бесплотные над парнем, который всего-то сказал: «Хорошо бы не умирать». Ведь всякий дар для чего-то, а мой для чего? Чтобы доставлять удовольствие жить? Но жить – не удовольствие, поверь мне. Избавить от страха смерти? Это казалось бы верным ответом…Но я ее не боюсь. Для чего тогда?
– Для чего? – повторил я вслед за стариком.
– Может быть, для того, для чего и просил: чтобы увидеть то, на что другим не хватает жизни?
– И ты увидел?
– Да. Жизнь и люди одинаковы. Ничего не меняется, никто не меняется. Это все, что я смог увидеть, и лучше бы я этого не видел.