bookriot

Bookriot | Букриот

Блог о современной русской литературе последних 20 лет

Рецензии

Максим Кантор "Красный свет". АСТ, 2013 г.

Привет, котаны!
Итак, ура! Наш книгомарафон завершился! И Кантор его благополучно закрывает.
Все рецензии на шорт-лист Большой Книги этого года теперь можно найти вот тут.
Максим Кантор
О чем эта книга: попытка рассказать «как всё на самом деле» обстоит с белоленточным движением и оппозицией. С помощью Сталина, Гитлера, евреев и Великой Отечественной Войны.
Кто автор: художник и прозаик из непростой семьи, неизменно заставляющий общественность вставать на уши и бурлить.
Премии и судьбы:  шорт Большой Книги и НацБеста 2013 года. И много-много шума в прессе

Признаюсь: если бы не всевозможные шорт-листы, мы бы до этой книги не дошли еще бы года два. Нет, мы любим большие романы-реконструкции, любим Терехова и одолели 900 страниц Самсонова. Но Кантор нас пугал. Все время кажется, что с ним что-то не то. Безосновательно. Ну вы только посмотрите на этот взгляд – сейчас вот этим вот взглядом вам будут писать в дневнике красной ручкой про «болтал на уроке», а вслух – про то, что «толк-то выйдет, а бестолочь останется».
Примерно так все и оказалось. «Красный свет», чем бы он там не притворялся, на самом деле – 600 страничное нравоучение, морализаторство и ехидная насмешка.


Не вдаваясь в подробности сюжета, стоит сказать, что роман этот – о том,что творилось с миром и нашей страной в частности (и на фоне этого мира), на протяжении последнего века-двух. С акцентом на вот этих, еще не остывших двух политически-бурных годах. Вообще, конечно, деталь: книга, которая бы все объяснила, и которую так ждали от Пелевина (всегда умеющего предсказывать, опережать, точно подмечать и пророчествовать, прикидываясь при этом накуренным дурачком и философствующем паяцем), вышла у Кантора.

В общих словах – Кантор воскрешает друга, учителя и соратника Гитлера, свидетеля века и его персонажем закидывает этаких недалеких оппозиционеров из современной Москвы, во всем винящих Сталина (а заодно, возвращаясь во времени) и своих немецких недалеких собеседников, во всем винящих Гитлера) закидывает этих простачков фактами, датами, именами и прочим множеством связей, цепочек и размышлений. Господину Кантору кажется очень остроумным заставить «учителя» Гитлера наблюдать за русским бунтом болотной площади.

Проблема в том, что людей образования и кругозора, равных Кантору слишком, слишком, прямо-таки катастрофически мало. А Кантор – так еще и подливает масла в огонь, этим вот образованием кичась и всячески тыкая им в носы ничего не подозревающих читателей. Да и как не тыкать? Страшно-ж за Отечество, оболваненное телекоголовыми.

Вроде бы и правильно, так им и надо. Но многие вещи, поэтому, неподготовленному читателю приходится принимать на веру. То есть снова повторяем ситуацию – идите за мной, я покажу вам новую историю, расскажу «как оно было на самом деле».
Как вам, например, сценка между симпатизирующим фашистам Хайдеггером, по пути трахающим еврейскую студентку, некую Ханну Арендт, и планирующую отослать ее на обучение к Ясперсу, потому что Гуссерля он ненавидит – Гуссерль еврей. Да и жена Гуссерля сдала связь Мартина со студенточкой жене, собственно Хайдеггера.
А как вам сравнение этой некрасивой евреечки Ханы – с Зиновьевым?

При этом пространство современного мира Кантор описывает так, как будто говорит не о настоящем, а о будущем или прошлом. И обличая личную ответственность, рассказчик уходит от личной ответственности.

По существу самого текста. Будем честными до конца. Мало того, что герои говорят (традиционно! и ничуть не оправдываемо) – простынями, да не просто текста, а философского трактата, так и на протяжении многостраничных размышлений автора о судьбах мира, не покидает ощущение, что читаешь колонку в каком-нибудь дорогом глянце. Для солидных и образованных господ.
Вот только обличая интеллигенцию, пишет Кантор всё для той же для интеллигенции. И только для нее. Он и сам интеллигенция, и эту нишу покидать и не собирается.

На первый взгляд – книга отстаивает независимость, и тайный главный герой ее – человек серый, но справедливый. Независимость. Ничья сторона. Автор легко позволяет своим героям оправдывать Сталина, с теплом говорить о Гитлере (ведь что-то заставило Германию привести его к власти), да не просто так, а с историческими фактами, без шаблонов и заученных речевок. Ух, смело-то как! Дерзко!
А судьбы тех, кто хочет вершить чужие судьбы (наши с вами, намекает автор), этаких современных бунтарей, вершит в итоге абсолютно серый и безродный следователь. Призванный, наверняка, символизировать слепой закон. И обсмеиваемый этой самой интеллигенцией. Что это такое по-сути? Кроме символа безродности и отсутствия корневой системы общества, – советский штамп о тихом, но справедливом милиционере, хранителе порядка, безмолвном герое (раз). И мечта о Великом Инквизиторе (два).

Эта книга – пример рассуждения. Пример кажущегося бесстрастия художника, дающего говорить всем по-очереди. Дающего каждому из героев (ну и что, что герои эти – исторические персонажи?) оправдаться устами их оппонентов, соратников и любовников.
Да, местами автор настолько остроумен, что в какой-то момент становится плевать, на чей, собственно, он стороне. Именно так он с легкостью вербует на свою сторону читателей. Почему нет?

Если вначале Кантор пытается держать лицо, следит за сюжетной линией и хоть какой-то, да правдоподобностью, то под конец будто плюет на все окончательно. И заставляет бабушек обсуждать идеи Хайдегера. С этаким юморком в стиле, опять же, Пелевина.
К сожалению, выглядит весь это карточный домик ровно как карточный домик: а давайте, дети, представим что… Все прекрасно, красноречиво и прочно, если забыть, что вся эта многоэтажная логически точная радость строится на непрочном фундаменте из «представим, что…»

Тем не менее, и как ни странно, эту книгу прочесть скорее нужно, чем нет. Несмотря на все её выпады, тон, издевку и, кажется, необъективность. Потому что это – едва ли не единственная более-менее качественная попытка переосмысления того, что же происходит с нашей страной и куда нас ведет неисповедимая (на самом-то деле) тропа истории.


ЦИТАТы

"Войну с Европой Россия всегда переживала как неизбежное и страшное горе – поскольку воевать требовалось со своим идеалом, со своим учителем, со всем лучшим в своем собственном сознании. В школах учили немецкий язык, столицу Коминтерна планировали заложить в Берлине, все русские художники именно в Берлин ездили с выставками – и Шагал, и Маяковский, и Кандинский, да и Карл Маркс был немцем. И главное – для того чтобы победить Европу, требовалось стать Азией."

"- Разве ваше достоинство графа не ущемляется соседством с колбасниками и булочниками? – У вас неверное представление о чести дворянина, господин Ханфштангль, – ответил Мольтке. – Особенность чести дворянина в том, что она точь-в-точь такая же, как честь булочника или колбасника. И если вам кто-то сказал, что эта честь в чем-то более честная, этот человек ошибся."
ВСЕЕВРОПЕЙСКИЙ ПУСТОЦВЕТ
-Когда-то Западная Европа для меня была тоже, сплошным идеалом, хуже того, мой крёстный был немцем, по национальности и историком по образованию... Он окунул меня в дебри идеалистической философии, от греческой до немецкой, нордического мистицизма и христианской эсхатологии.., откуда пришлось долго выбираться в след за "новыми европейскими романтиками", от Новалиса до Гёте, и далее на Восток за теософами и йогами, за Абхидхармакошей и Адвайта Ведантой... На сегодняшний день, вся западная культура мне видится этаким пустоцветом, с выродившейся параноидальной философией (ёбырей теоретиков), средневековой религией для даунов и конформистской общественной мыслью... Всё это не стоит одного практического посвяшения в Рейки, тем более, что есть и нетрадиционные его формы, от про-египетских мистерий, до рунических и т.д. Я могу даже уйти от двойственных оценок, просто оценив качество и объёмы данных культур, Востока и Запада, где западная - только перхоть, на челе древнего и гениального человечества...
?

Log in

No account? Create an account