Рецензии

Только раз в году

Привет, котаны!

У одного ушастого персонажа сегодня Тот Самый Знаменательный День! =)

И в честь этого он решил всех помучить устроить уникальный аттракцион советов! Только сегодня вы можете дать нам совет Расскажите, что вам нравится, а что не нравится в Букриоте. Чего не хватает, а что, наоборот, классно и не нужно забрасывать. А мы обязательно все учтем и прислушаемся =)

И отдельным жирным пунктом мы хотим поблагодарить вас за то, что вы читаете, голосуете, комментите, лайкаете и обращаете внимание. Обещаем и дальше оставаться самым непредвзятым и частным бложеком! Ура!

В честь вотэтоговсего мы решили поделиться одним из своих самых любимых литературных отрывков.
Collapse )

Поток:

Прямо сейчас: "...Однако моя тень всегда к его услугам"

Вообще тут должен быть реценз на Григоренко, а потом еще и на Чижова (мы прочли, да). Но во-первых, Кролик пытается освободить хотя бы уши из-под завалов работы =(
А во-вторых, мы тут нашли автора Шмаракова и, кажется, пропали. Вы сейчас поймете, почему.

Роман Шмараков

"Дорогой FI.,
напрасно Вы дали Вашему приятелю G. рекомендации ко мне. Он, видимо, не рассказал Вам, что нас связывает. Года полтора назад я опубликовал в университетском «Вестнике Лебадеи» (они иногда пускают меня по старой памяти) небольшую статейку о концессивных конструкциях у Эннодия, не зная, что G. считает это своей областью и что я, как раб, укравший чашу из могильника, выпустил на Божий свет засидевшегося дракона. Это невыносимый человек. Когда люди достигнут Марса и начнут там мирное существование, он, вместо того чтобы лежать под своей красной смоковницей, примется издавать какой-нибудь «Меркюр де Марс», с местными новостями и сатирическим обозрением. В следующем «Вестнике» он поместил чрезвычайно резкую статью, где, поэтически выражаясь, потревожил мою тень в расчете на то, что, находясь вдали от университета, я не слежу за его изданиями систематически. Однако моя тень всегда к его услугам. У меня были дела, но я их отложил. За следующие полгода («Вестник» выходит ежемесячно, и теперь я понимаю, почему у них нет недостатка в материалах) мы заставили университетскую публику уверовать, что Эннодий был рожден, чтобы весь мир был зрителем, как он употребляет уступительные конструкции, причем в ходе полемики G. советовал мне проявить гордость и перестать ухаживать за языком, который ко мне демонстративно равнодушен, а я не удержался набросать небольшой диалог во вкусе Фенелона, где прибывающего в преисподнюю G. нетерпеливо встречает Эннодий, в полном епископском облачении, чтобы охарактеризовать его научные дарования в терминах, не оставляющих недоговоренности. По-моему, это второй номер за прошлый год. Они хотели поместить там что-то о личной религии у классических греков, но не осталось места. Коротко говоря, знакомство с G. не относится к числу тех двухсот пятидесяти вещей, которыми мне хотелось бы украсить свою жизнь за разумные деньги."

Collapse )
Рецензии

Литературных любовей псто

Привет, котаны!
Хотели вам тут выложить рец на нового Григоренко, но.
Но меня тут в комментах попросили, собственно, очертить круг литературных интересов немного шире, чем тематика этого блога. Чтобы дорогиечитатели могли понимать с кем, собственно, имеют дело.
Мы с Ушастым нашли эту идею вполне себе разумной. Но поскольку на нашей поляне полная демократия, то предлагаем вам тоже в комментах не стесняться высказаться.

Итак. Я люблю:
Collapse )

Тут, конечно, не все, но сейчас просто не вспомнить. Этот список не значит, что все не вошедшее в него - плохое.
Просто именно эти произведения на меня больше всего повлияли, случились подарком и научили чему-то важному.

Теперь ваша очередь!
Кому Слона?

Про белую полосу

В жизни Русской Литературы, кажется, наступила белая полоса. Сначала премию дают "Лавру", потом выходит великолепный "Цвингер", а вчера, например, премию НОС получил отличный роман Иванова "Харбинские мотыльки". Новости удивительные и очень радующие, потому что во-первых, книга не издана пока еще в России (готовится к изданию редакцией Елены Шубиной). И во-вторых, потомоу что Иванов – писатель не конъюнктурный и правда, очень талантливый.


Ушастый страшно доволен за Русскую литературу и премию НОС, которая вмиг снискала его уважение. И поздравляет Андрея Иванова с премией. и ждет его в рубрике "три вопроса писателю".
А вы пока пожете почитать рецензию на "Мотыльков", если еще нею =)

Поток:

Прямо сейчас: "...это все, что я смог увидеть, и лучше бы я этого не видел."

Александр Григоренко

"...Когда умер мой внук – а умер он глубоким стариком – люди начали сторониться меня. Чтобы не смущать людей, я ушел в тайгу и не вернулся. Странно столько жить человеку, боязно для других. Они подумали, что должны были подумать, и успокоились.
Я сел на упавшее дерево, просидел день, вечер и ночь, надеясь, что умру от голода, но уже утром меня подобрали – с тех пор живу по добрым людям. Жил, переживал всех и уходил… Однажды меня подобрали люди Крика. Отец Умы так жалел меня, старика, которого злые родичи не отговорили уходить в тайгу на смерть, что назвал меня своим братом. Потом в его стойбище пришел мор, который, конечно же, не заметил меня. Потом был Ябто… Тогда я уже твердо знал, что не умирать – мой дар. Такой же, как твое умение слышать птиц за полдня полета. Но догадываться о нем я начал не сразу.
Я вспомнил, как еще в молодости отправился навестить своего спасителя, Богатого Быками… Я положил в лодку подарки для него – самое лучшее, что имел, – и не нашел даже следа его землянки.
Правда, тогда я подумал, что этому человеку, живущему в уединении, в землянке, а не в чуме, есть от кого скрываться и прятать следы… Прежде чем дожить до первой своей старости я уже думал иначе: ему не за чем было скрываться, потому что его и так нет среди людей.
– Кто он?
– Если бы я знал. Он спас меня, потом толкнул в шутку, и смерть уже не приходила ко мне – ни потопом, ни голодом, ни войной, ни болезнью. Все это я видел и оставался жив, хотя не прятался от смерти.
Тогда я спросил: Там, в стойбище, ты не мог ходить. Как же ты оказался здесь?
– Ты, как и многие люди, считаешь самое малое чудо великим. Поверь, ходить такому, как я, самое ничтожное из чудес, которые были со мной. Потом ты узнаешь, что это правда… Чудо, когда я буду знать: зачем пошутили бесплотные над парнем, который всего-то сказал: «Хорошо бы не умирать». Ведь всякий дар для чего-то, а мой для чего? Чтобы доставлять удовольствие жить? Но жить – не удовольствие, поверь мне. Избавить от страха смерти? Это казалось бы верным ответом…Но я ее не боюсь. Для чего тогда?
– Для чего? – повторил я вслед за стариком.
– Может быть, для того, для чего и просил: чтобы увидеть то, на что другим не хватает жизни?
– И ты увидел?
– Да. Жизнь и люди одинаковы. Ничего не меняется, никто не меняется. Это все, что я смог увидеть, и лучше бы я этого не видел.

Есть вопрос

Анонс: экстренный сбор вопросов Евгению Водолазкину

Котаны, у нас для вас хорошие новости!
Евгений Водолазкин | Bookriot.ru | Есть вопрос!

Да, это именно то, о чем вы подумали. Ваш любимый Евгений Водолазкин согласился за все ответить на вопросы читателей. Три из них по традиции задаст Ушастый. Остальные – дело вашего любопытства и энтузиазма.
Вопросы собираем до конца недели в комментах к этой записи. Автор потом не пойдет в комменты, так что готовьтесь заранее.
На счет награждения пока думаем. (Но это не последняя раздача плюшек в нашем уютном бложеке).
А пока вы можете почитать "Лавра" на bookmate. Или почитать реценз на него от Ушастого.

Рецензии

Михаил Идов "Чёс". АСТ, Корпус, 2013

Обещанный реценз на spielerfrau Идова. Кто только пришел, могут прочитать, например, еще  про его "Кофемолку".
Михаил Идов
О чем эта книга: переводной (и не всегда автором) сборник короткой прозы сложно сказать о чем
Кто автор: как бы обойтись без этих слов, но главред GQ, автор очень неплохого романа "Кофемолка", проработавший и проживший в Омерике не один год.
Премии и судьбы: ...и тишина... Нет, серьезно. Сборник был встречен каким-то молчанием. Возможно потому, что Идов, как бы это сказать, – милый.

Одна повесть и 8 рассказов.
Повесть "Чёс" – это про то, как (очень) узко известная в (очень) узких кругах группа колесит по американской глубинке (и не очень) с робкой надеждой на хоть-какую-то-удачу. И немного денег. В пути им встречаются бывшие любовницы, агрессивные фанаты, не особенно адекватные хм, коллеги, жадные менеджеры и собственное отчаяние. Кстати, об отчаянии. Тут можно вспомнить, например, "Улицу отчаяния" Бенкса, с которой "Чёс" перекликается и переаукивается то тут, то там. Впрочем, в рамках приличий. Не застолбил же Бенкс тему нелегкой жизни, да простят нам это слово, рок-н-рольщиков. Темы рассказов пересказывать бесмысленно, вы и сами прочтете, благо они короткие. Отметим мимолетом, что повесть лучше рассказов и предположим (с оглядкой на неплохую "Кофемолку"), что жанр рассказа Идову просто (пока еще) не покорился.
А поговорим о насущном.
Collapse )

ЦИТАТА:

"Одетые в серое милиционеры почти сливались с цементной стеной аэропорта. Они стояли тесной троицей, курили, прикрывая ладонями огоньки сигарет, и равнодушно глядели на лезущих в автобус американцев. Если их работа состояла в том, чтобы представлять государство, то они справлялись идеально: все трое выглядели одичавшими и недокормленными. Плохо сидящие кителя казались шкурами других милиционеров, поплотнее. Маленькие пистолеты на ремнях внушали страх без уважения, воплощая не столько авторитет власти, сколько личную способность к нанесению увечий. Слово militia в изначальном смысле этим троим вполне подходило: они, казалось, подчинялись только сами себе."

Книга доступна на Bookmate по подписке:

Рецензии

Елена Костюкович "Цвингер". АСТ, Корпус, 2013 год

Мы на самом деле все еще тщетно пытаемся выбраться из постновогодних завалов =/. Ну вот сегодня, приготовили вам долгожданный "Цвингер". Мы знаем, эту книгу вы ждали. И не зря. Честное слово.
Елена Костюкович
О чем эта книга: чуть больше недели международной франкфуртской выставки, дни, наполненные воспоминаниями, реконструкциями, историей России и Италии, любовью, интригой и редкими архивными документами
Кто автор: переводчик с фантастическим набором наград, постоянный переводчик Умберто Эко, итальянист. Дает лекции по русской культуре и переводу в нескольких университетах Италии.
Премии и судьбы: поживем-увидим, но очень хочется, конечно, премий. И побольше. И международных.

Начнем с того, что на нон/фикшн у Елены Костюкович случилась самая адекватная, из когда-либо нами виденных презентаций.  То есть – интересная, живая, личная, наглядная и полезная. В том плане, что существенно оживила чтение самой книги и многое помогла понять.
Продолжим тем, что сама Елена Костюкович – личность совершенно уникальная. Это человек космополитического склада ума и с европейским, так сказать, подходом к тексту. Оно и понятно: чтобы достойно переводить того же (ох, какого не простого) Эко, нужно быть самому внутри выдерживать определенную планку – интеллекта, кругозора, любви к словам в конце концов.
Collapse )

ЦИТАТЫ

«...в месяц Олимпиады карты действительно исчезли из продажи, чтобы туристы не повадились сами по себе гулять. Но что там карты! Исчезли из Москвы и все до единого дети. Это вообще сразило журналистов. Ничего себе порядочки! Как из Гаммельна, всех детей до единого в обязательном порядке удалили на два олимпиадных месяца. Данные об этом скрыли. Скрыли, что многих интеллигентов отправили на знаменитую «картошку» в колхозы. И уж точно скрыли, куда позапирали диссидентов. Никому не следовало знать про Центральную больницу клинической психиатрии, про Институт крови на Кутузовском. Но и корреспонденты, и просто информированные туристы уже нашли в «Дейли Мейл», в статье Марка Хеннинга, прекрасный печатный план, где указывались каталажки и психушки.»

«Послушал, чему учит преподавательница языка, жертва академической муштры, делившаяся с Викой: — Я была четыре года замужем за русским, но зла на великую русскую литературу за это не держу.»


P.S. Книга доступна в Bookmate по подписке:

Поток:

Прямо сейчас: "он не верил ни в Бога, ни в карму, ни в органическую еду..."

Михаил Идов
"Вин Баллантайн был человеком логики. Он не верил ни в Бога, ни в карму, ни в органическую еду. Разумнее всего ему казалось предположить, что вчера во сне с ним случился некий инсульт, инфаркт или кровоизлияние, в результате коего он, сохранив здравый ум и твердую память, начал воспринимать течение времени иначе. Медленнее. Раза в два. Он решил проверить эту гипотезу и включил “Фокс ньюс”. Часики в правом нижнем углу экрана показывали 6:03 утра. Пока он смотрел на них, цифры успели смениться на 6:04, затем на 6:05. Его собственные часы тем временем показывали 21:02 предыдущего вечера, что разбивало стройность гипотезы. Баллантайн протрусил на кухню и уставился на циферблат микроволновой печи. Та соглашалась с “Фоксом” – 6:05. Пока Баллантайн не подошел к ней поближе. Цифры замигали и сменились на 21:03.

В этот момент на Баллантайна накатила чудовищная усталость. Он задернул шторы, написал в отдел кадров, что берет выходной, и в изнеможении свалился в кровать. Перед тем как заснуть, он успел поставить будильник на пять часов вперед: если его догадка все-таки верна и его личное время течет вдвое медленнее объективной реальности, он проснется не в одиннадцать утра, а около четырех часов дня. Так все и произошло. Когда он открыл глаза, по обеззвученному “Фокс ньюс” шлепал губами диктор Нил Кавуто. Вин насыпал себе кукурузных хлопьев, съел всухую (молоко успело испортиться) и попетлял по дому еще три часа, до десяти вечера. Затем заснул еще на четыре. Сработало! Он проснулся в шесть утра следующего, третьего, дня. Полчаса на душ и бритье довели его до семи. Он прыгнул в машину и был на работе в восемь."

Рассказ "X2"

Рецензии

Игорь Савельев «Терешкова летит на Марс», Эксмо, 2012 г.

Терешкова летит на Марс, Игорь Савельев
О чем эта книга: провинциальный городок и неуклюжий герой-гуманитарий со страстью сделать дело и всех разоблачить
Кто автор: молодой (30 лет), но уже отчего-то невероятно везучий писатель из Уфы, дважды отметившийся в «Дебюте» (сначала в шорт-листе с романом, а потом — в финале с пьесой). Успел побывать лауреатом премии журнала «Урал» за 2008 год в номинации «Литературная критика». Переведен на французский.
Премии и судьбы: «лонг лист» премии Национальный бестселлер — 2013», и вы не поверите, но журнал Сноб номинировал его на премию «Сделано в России» в области литературы

Начнем с лирического отступления.
Нам всем остро не хватает катарсисов. Мир (не только литературный) переживает мучительное мелкотемье. Писатели в курсе, поэтому активно стараются мир спасти, путем вложения в головы своих героев и сюжеты своих книг Идеи. Настоящей. Большой. Кто не осиливает идею, идет от противного, подсовывая герою (и читателю заодно) под видом Идеи пустышку. И наблюдает как герой (и читатель заодно) проглатывает начинку и гибнет.
На этом опустим проблему мелкотемья, сделаем вид, что не замечаем проблему тождества незадачливых героев и читателей (и соответственно, неизменную популярность плохой литературы). И вернемся к нашим баранам, т.е. Терешковым.
Перед вами роман, который начинается с фразы: «Путин замолчал.»
Collapse )

ЦИТАТА

«Его уж откровенно беспомощные рассказы, — автор упорно оставался верен стилю «фэнтези», — не брали порой даже в местной «молодежке» (редактор которой, здоровый усатый мужик, на фото даже и брутальный, писал в своей колонке: «Ура! Наконец-то выпал снег! Утром у меня замерзли ушки».