Category: история

Рецензии

Ушастый приветствует тебя, читатель!


Букриот — блог о современной русской литературе, которую вы не знаете — от 90-х и дальше.

Без Донцовой, Шиловой, Минаева, Багирова, низкосортной фантастики и бантитских романов. Мы пишем об именах и романах, широко известных в узких кругах, и узко известных в широких. О том, какие книги последних лет стоит прочесть, а на каких засыпаешь, едва одолев середину. О том, кто честно взял свой Букер и НацБест, а кто решил, что дружеских связей будет достаточно.
Миссия этого блога:  показать, что прекрасная русская литература, вопреки сложившемуся мнению, никуда не делась.

Название читается как БукриОт.

Канал в телеграме: @bookriot
Полка с рецензиями на Bookmate:

Collapse )
Collapse )

Collapse )

Другие подробности о недружелюбном Кролике и его непростой, но важной миссии.
Рецензии

Александр Григоренко "Ильгет. Три имени судьбы". ArsisBooks 2013 г.

Алексанлдр Григоренко \\"Ильгет. Три имени судьбы\\"
О чем эта книга: о том, что для каждого человека и каждой вещи есть свое место и время
Кто автор: «виновник» одного из самых мощных дебютов последних лет — романа «Мэбэт», еще недавно никому неизвестный прозаик и журналист из Красноярска
Премии и судьбы: шорт-лист премии НОС 2013

Если вы уже успели прочитать «Мэбэт», то вкратце имеете представление о теме и стиле этого автора. (Если нет, то быстрее читайте!) Александр Григоренко, раз поймав своего конька, не отпускает его снежную гриву и во втором романе.

Collapse )

ЦИТАТА

«Я научу их самой великой мудрости, какую дала мне моя участь, — имея свое, никогда не желай большего, моли всех бесплотных, чтобы какой-нибудь коварный дух не вдул в твой нос эту ядовитую, смертоносную мысль. С первым же вдохом она отравит тебя и всех, кто рядом. Я буду учить их так, потому что сам увидел и почувствовал жизнь такой, какой она была задумана в самом начале. Кто ее задумал такой? Я не знаю… Но, я думаю это был тот, кого называют Спящим богом, обитающим на последнем небе. Он создал прекрасный мир и уснул успокоенным. Наверное, это было именно так, думал я… Говорят, что он уже и не помнит о существовании земли и людей. Но, глядя на сплетение судеб, я понимал, что мудрость его осталась на земле и растеклась по великому Древу Йонесси, на котором стоит мир, населенный людьми разных народов, деревьями, животными и духами.»



P.S. Про Чижова. Мы тут прочитали «Перевод с подстрочника» и поняли, что прежде чем рассказывать вам про этот роман, нужно рассказать про «Мутабор» Абузярова. И у нас дилемма: устроить рецензию-поединок, или вы хотите по-очереди отдельно, а потом в конце свести? Напишите, пожалуйста, в комментах!
Рецензии

Андрей Иванов "Харбинские мотыльки". Аветнариус (Эстония), 2013 г.



Ну, что, мы завершаем обзор шорта Русского Букера этого года. И смотрите,  каким романом.
Андрей Иванов
О чем эта книга: жизнь русской эмиграции 20-40х годов прошлого века, страдания, скитания, разброд-и-шатания. Все исторически достоверное.
Кто автор: русскоязычный писатель из Эстонии, три года назад сумевший пробиться в финал «Букера», «Русской премии» и премии Марка Алданова. Почти одновременно. С разными произведениями. Ничего не взял, но говорить о себе заставил.
Премии и судьбы: шорты премии НОС и Русского Букера.

«Харбинские мотыльки» – роман исторический. О времени Первой Республики, о волне эмиграции в сторону запада от нарожденной «совдепии» и большевиков. Действие происходит в столице Эстонии – Ревеле (сейчас Таллин) и в центре – судьбы, чаяния и скитания русских мигрантов: интеллигенции и околоинтеллигенции. Вот, они встречаются, строят грандиозные планы свержения большевиков, нюхают кокаин (а то и морфий), посещают бордели и обсуждают друг друга. В общем, ведут себя «море по колено». И одновременно над этим всем – неумолимое и неуловимое предчувствие конца, беды, игнорировать которое становится все сложнее.

Collapse )

ЦИТАТА:

"Мой отец стремился прославиться любым способом. Проиграться в карты, да так, чтоб все сразу: и шахты, и лошадей, и фамильное поместье — все! Чтобы затем отыграться и спасти честь! Он мечтал, чтоб о нем писали в газетах. Он жаждал странной популярности. Затеял строительство самой высокой колокольни, которая рухнула, недостроенная и наполовину. Все бросил. Летал на воздушном шаре. Искал на Урале чудо-самородок. Отливал мортиры. В конце концов подорвался на бочке с порохом.
Он все время старался всех удивить какой-нибудь выходкой. — Промокнул платком губы. — Он совершенно не умел скучать. Вот в чем беда: в России не умеют скучать. Так и не научились. Обязательно надо что-нибудь выдумать. Пусть хоть дом твой провалится, только бы об этом наутро говорили. Видите, нам важно, чтоб о нас говорили."


Рецензии

Павел Крусанов "Укус Ангела". Амфора, 2000 г.

Маленькое предисловие. Мы с Кролем на просторах интернета нашли стишок,
идеально подходящий к роману:

В чехарде событий странных:
войны, маги и князья.
Укуси меня, Крусанов,
Очень мало понял я.


Крусанов
Сначала о хорошем.

Отличный женский образ. Именно образ, а не персонаж. Такой пунктир - загадочный и исчезающий. Прекрасные оригинальные вставные новеллы, даже не смотря на крайнюю спорность высказываний. Возможно это самое лучшее что есть в книге. Образность. По крайней мере, картинка перед глазами возникает и держится довольно четко до конца чтения. Сомнительно, но язык. Такой, тяжелый парчовый алый язык, имперский я бы сказала (в лучших моментах).
На этом хорошее заканчивается и начинается вакханалия.

Collapse )

ЦИТАТА:

Однажды, когда в городской управе Серпухова Надежда Мира предавалась ночным размышлениям о странностях любви, дающей в сердцах людей и гибельные, и живительные всходы, ее по телефону вызвал Кремль.
– Что тебе нужно? – спросил министр войны, и голос в трубке заставил трепетать иссохшую душу Матери.
– Я люблю тебя, – сказала Надежда Мира, внимая коварному предательству ночи, выворачивающему человека слезами наружу.
– Мне казалось, что, проникнув во все твои гроты, закутки и лазы, я узнал тебя, – хрустел фундуком министр войны. – Hо я тебя не знаю. Что тебе нужно?
– Я люблю тебя, – повторила Надежда Мира, – и пусть любви моей ужасаются небеса и глина, из которой слеплены люди.