Category: общество

Рецензии

Ушастый приветствует тебя, читатель!


Букриот — блог о современной русской литературе, которую вы не знаете — от 90-х и дальше.

Без Донцовой, Шиловой, Минаева, Багирова, низкосортной фантастики и бантитских романов. Мы пишем об именах и романах, широко известных в узких кругах, и узко известных в широких. О том, какие книги последних лет стоит прочесть, а на каких засыпаешь, едва одолев середину. О том, кто честно взял свой Букер и НацБест, а кто решил, что дружеских связей будет достаточно.
Миссия этого блога:  показать, что прекрасная русская литература, вопреки сложившемуся мнению, никуда не делась.

Название читается как БукриОт.

Канал в телеграме: @bookriot
Полка с рецензиями на Bookmate:

Collapse )
Collapse )

Collapse )

Другие подробности о недружелюбном Кролике и его непростой, но важной миссии.
Рецензии

Форма и содержание: Сергей Самсонов «Железная кость»

Самсонов Железная кость Букриот

Советских времён ученый Лев Семеныч Выготский в своих работах по психологии искусства как-то поставил вопрос, что делает искусство, собственно искусством — форма или содержание. И, последовательно отвечая, чем же наскальные рисунки отличаются от, допустим «Моны Лизы», пришёл к выводу, что форма, она всё-таки важнее.
Этот вопрос, а вернее, такое его решение, не дает мне покоя довольно давно. Не то, чтобы Выготский непререкаемый авторитет, но и признать всё современное искусство (а в этой теории ему не очень-то комфортно) — «не-искусством», я, пожалуй, не готова.

Итак, форма и содержание. Яйцо и курица, Кощей и игла, яблоко и яблонька. Невозможно не вспомнить об этой теории, читая новый роман Самсонова.

Для тех, кто только что к нам присоединился, напомним, что на Самсонова русская литература возлагает особые надежды. Что Самсонов «новый гоголь» по версии господина Данилкина, «может написать хорошую книгу, если оставит понты» (утрирую) по версии господина Быкова. И автор, чью «Аномалию Камлаева» в бумажном виде которые месяцы (годы) невозможно найти вообще нигде, — по версии обычных читателей. (Вопрос в Эксмо, кстати, вы собираетесь допечатывать тираж? У меня тут очередь из желающих получить бумажную версию).

Итак, она звалась Татьяной новый роман надежды русской литературы.
Крайне, крайне занимательный текст. 600 страниц мелким кеглем (как всегда). Впечатления от которого проще всего описать как американские горки. От «боже, он гений!», до «что за ахинею он несет?»

И я, честно говоря, даже не знаю с какого бока к нему подойти.

Давайте с хорошего.
Collapse )

ЦИТАТА:

У нас в детдоме на заборе была надпись — черной краской, огромными буквами — ТЫ БЕСПОЛЕЗЕН. И я ходил мимо нее два раза в день, и у меня одно стучало в голове, как дятел: я должен доказать. Открытие сделать там, изобретение, стать космонавтом — в термосферу выше всех... ну что еще тот мальчик мог себе представить? Сделать что-то такое, что могу один я. А потом нас, щенков, лет в двенадцать повели вот на этот завод — предназначая нам такое будущее, да, прекрасен труд советских сталеваров, бла-бла-бла, ну а куда еще девать нас было, беспризорных? В ПТУ. И я увидел льющуюся сталь, она стояла у меня перед глазами, вечно живая, вечно новая, как кровь, метаморфозы эти все расплавленного чугуна, и ничего я равного не видел этому по силе, вот по тому, как может человек гнуть под себя исходную реальность, — это осталось тут, в башке, в подкорке. Все, что я делал в своей жизни, еще и сам того не зная, я делал, чтобы откупить себе вот это все...

Рецензии

Александр Григоренко "Ильгет. Три имени судьбы". ArsisBooks 2013 г.

Алексанлдр Григоренко \\"Ильгет. Три имени судьбы\\"
О чем эта книга: о том, что для каждого человека и каждой вещи есть свое место и время
Кто автор: «виновник» одного из самых мощных дебютов последних лет — романа «Мэбэт», еще недавно никому неизвестный прозаик и журналист из Красноярска
Премии и судьбы: шорт-лист премии НОС 2013

Если вы уже успели прочитать «Мэбэт», то вкратце имеете представление о теме и стиле этого автора. (Если нет, то быстрее читайте!) Александр Григоренко, раз поймав своего конька, не отпускает его снежную гриву и во втором романе.

Collapse )

ЦИТАТА

«Я научу их самой великой мудрости, какую дала мне моя участь, — имея свое, никогда не желай большего, моли всех бесплотных, чтобы какой-нибудь коварный дух не вдул в твой нос эту ядовитую, смертоносную мысль. С первым же вдохом она отравит тебя и всех, кто рядом. Я буду учить их так, потому что сам увидел и почувствовал жизнь такой, какой она была задумана в самом начале. Кто ее задумал такой? Я не знаю… Но, я думаю это был тот, кого называют Спящим богом, обитающим на последнем небе. Он создал прекрасный мир и уснул успокоенным. Наверное, это было именно так, думал я… Говорят, что он уже и не помнит о существовании земли и людей. Но, глядя на сплетение судеб, я понимал, что мудрость его осталась на земле и растеклась по великому Древу Йонесси, на котором стоит мир, населенный людьми разных народов, деревьями, животными и духами.»



P.S. Про Чижова. Мы тут прочитали «Перевод с подстрочника» и поняли, что прежде чем рассказывать вам про этот роман, нужно рассказать про «Мутабор» Абузярова. И у нас дилемма: устроить рецензию-поединок, или вы хотите по-очереди отдельно, а потом в конце свести? Напишите, пожалуйста, в комментах!
Рецензии

Андрей Иванов "Харбинские мотыльки". Аветнариус (Эстония), 2013 г.



Ну, что, мы завершаем обзор шорта Русского Букера этого года. И смотрите,  каким романом.
Андрей Иванов
О чем эта книга: жизнь русской эмиграции 20-40х годов прошлого века, страдания, скитания, разброд-и-шатания. Все исторически достоверное.
Кто автор: русскоязычный писатель из Эстонии, три года назад сумевший пробиться в финал «Букера», «Русской премии» и премии Марка Алданова. Почти одновременно. С разными произведениями. Ничего не взял, но говорить о себе заставил.
Премии и судьбы: шорты премии НОС и Русского Букера.

«Харбинские мотыльки» – роман исторический. О времени Первой Республики, о волне эмиграции в сторону запада от нарожденной «совдепии» и большевиков. Действие происходит в столице Эстонии – Ревеле (сейчас Таллин) и в центре – судьбы, чаяния и скитания русских мигрантов: интеллигенции и околоинтеллигенции. Вот, они встречаются, строят грандиозные планы свержения большевиков, нюхают кокаин (а то и морфий), посещают бордели и обсуждают друг друга. В общем, ведут себя «море по колено». И одновременно над этим всем – неумолимое и неуловимое предчувствие конца, беды, игнорировать которое становится все сложнее.

Collapse )

ЦИТАТА:

"Мой отец стремился прославиться любым способом. Проиграться в карты, да так, чтоб все сразу: и шахты, и лошадей, и фамильное поместье — все! Чтобы затем отыграться и спасти честь! Он мечтал, чтоб о нем писали в газетах. Он жаждал странной популярности. Затеял строительство самой высокой колокольни, которая рухнула, недостроенная и наполовину. Все бросил. Летал на воздушном шаре. Искал на Урале чудо-самородок. Отливал мортиры. В конце концов подорвался на бочке с порохом.
Он все время старался всех удивить какой-нибудь выходкой. — Промокнул платком губы. — Он совершенно не умел скучать. Вот в чем беда: в России не умеют скучать. Так и не научились. Обязательно надо что-нибудь выдумать. Пусть хоть дом твой провалится, только бы об этом наутро говорили. Видите, нам важно, чтоб о нас говорили."


Рецензии

Роман Сенчин "Информация", Астрель 2011 г.

Когда Кролик читает в интервью Прилепина, что "Информация" - одна из лучших книг о современной России, когда Кролик смотрит лонг-лист какой-то там премии прошлого года и находит там "Информацию", когда Кролик видит твит Сережи Шаргунова о том, что "много неплохих романов, вот та же "Информация"... Кролику хочется дать Прилепину, Сереже Шаргунову и чуваку ответственному за лонг-лист какой-то там премии этой самой "Информацией" по голове.
А еще же есть Литрес, который заботливо публикует аннотацию (дословно) "по-чеховски лаконичный и безжалостный текст".
Вобщем, дети, Сенчин senchin_roman (поздоровайтесь), он как Платон. В том плане, что всем вокруг друг.
Прости, Платон, истина заплатила нам с Кроликом больше.

О чем эта книга: импровизированный дневник среднего менеджера среднего звена и низких интеллектуальных способностей о том, что все в жизни его плохо.
Кто автор: между прочим, вел семинар прозы в ЛитИнституте. И печатается в Толстых Литературных Журналах. А его "Елтышевы" много обсуждались и даже вошли в шорт Русского Букера десятилетия.
Судьбы и премии: как водится, лонг НАцБеста

"Информация" - это самое скучное, самое плохо сделанное и нудное из всего, что нам довелось читать в 2012 году. Только сила воли и ответственность позволили Кролику этот текст дочитать. И он достаточно зол на Сенчина и его редакторов (или кто там писал эту аннотацию). Ребята, вы что, серьезно? Эти 400 с лишним страниц отборнейшего нытья главного героя теперь у нас называется "по-чеховски лаконично"?
Хотя, знаете, мы все-таки жаждем увидеть в комментах того, кому роман действительно понравился. Или там, замучить Прилепина и Шаргунова с вопросом "ЧТО вы там нашли?" (кроме дружбы с господином Сенчиным, разумеется). А чтобы нас не обвинили тут в предвзятости и снобизме, давайте расскажем чем же так плох этот роман и почему ему место не в лонг-листе какой-то премии, а в самом дальнем ящике автора.

Collapse )

ЦИТАТА

Удаляясь, я слышал за спиной дружное и злобное: «Фашисты, прочь из России! Фашисты, прочь из России!» И почему-то почувствовал удовольствие, словно это кричали именно мне, причем кричало все население страны… Жан Жене любил героев, против которых весь мир. В ту минуту и мне захотелось стать таким же.
Рецензии

Павел Крусанов "Укус Ангела". Амфора, 2000 г.

Маленькое предисловие. Мы с Кролем на просторах интернета нашли стишок,
идеально подходящий к роману:

В чехарде событий странных:
войны, маги и князья.
Укуси меня, Крусанов,
Очень мало понял я.


Крусанов
Сначала о хорошем.

Отличный женский образ. Именно образ, а не персонаж. Такой пунктир - загадочный и исчезающий. Прекрасные оригинальные вставные новеллы, даже не смотря на крайнюю спорность высказываний. Возможно это самое лучшее что есть в книге. Образность. По крайней мере, картинка перед глазами возникает и держится довольно четко до конца чтения. Сомнительно, но язык. Такой, тяжелый парчовый алый язык, имперский я бы сказала (в лучших моментах).
На этом хорошее заканчивается и начинается вакханалия.

Collapse )

ЦИТАТА:

Однажды, когда в городской управе Серпухова Надежда Мира предавалась ночным размышлениям о странностях любви, дающей в сердцах людей и гибельные, и живительные всходы, ее по телефону вызвал Кремль.
– Что тебе нужно? – спросил министр войны, и голос в трубке заставил трепетать иссохшую душу Матери.
– Я люблю тебя, – сказала Надежда Мира, внимая коварному предательству ночи, выворачивающему человека слезами наружу.
– Мне казалось, что, проникнув во все твои гроты, закутки и лазы, я узнал тебя, – хрустел фундуком министр войны. – Hо я тебя не знаю. Что тебе нужно?
– Я люблю тебя, – повторила Надежда Мира, – и пусть любви моей ужасаются небеса и глина, из которой слеплены люди.