Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Рецензии

Ушастый приветствует тебя, читатель!


Букриот — блог о современной русской литературе, которую вы не знаете — от 90-х и дальше.

Без Донцовой, Шиловой, Минаева, Багирова, низкосортной фантастики и бантитских романов. Мы пишем об именах и романах, широко известных в узких кругах, и узко известных в широких. О том, какие книги последних лет стоит прочесть, а на каких засыпаешь, едва одолев середину. О том, кто честно взял свой Букер и НацБест, а кто решил, что дружеских связей будет достаточно.
Миссия этого блога:  показать, что прекрасная русская литература, вопреки сложившемуся мнению, никуда не делась.

Название читается как БукриОт.

Канал в телеграме: @bookriot
Полка с рецензиями на Bookmate:

Collapse )
Collapse )

Collapse )

Другие подробности о недружелюбном Кролике и его непростой, но важной миссии.
Поток:

Прямо сейчас: "он не верил ни в Бога, ни в карму, ни в органическую еду..."

Михаил Идов
"Вин Баллантайн был человеком логики. Он не верил ни в Бога, ни в карму, ни в органическую еду. Разумнее всего ему казалось предположить, что вчера во сне с ним случился некий инсульт, инфаркт или кровоизлияние, в результате коего он, сохранив здравый ум и твердую память, начал воспринимать течение времени иначе. Медленнее. Раза в два. Он решил проверить эту гипотезу и включил “Фокс ньюс”. Часики в правом нижнем углу экрана показывали 6:03 утра. Пока он смотрел на них, цифры успели смениться на 6:04, затем на 6:05. Его собственные часы тем временем показывали 21:02 предыдущего вечера, что разбивало стройность гипотезы. Баллантайн протрусил на кухню и уставился на циферблат микроволновой печи. Та соглашалась с “Фоксом” – 6:05. Пока Баллантайн не подошел к ней поближе. Цифры замигали и сменились на 21:03.

В этот момент на Баллантайна накатила чудовищная усталость. Он задернул шторы, написал в отдел кадров, что берет выходной, и в изнеможении свалился в кровать. Перед тем как заснуть, он успел поставить будильник на пять часов вперед: если его догадка все-таки верна и его личное время течет вдвое медленнее объективной реальности, он проснется не в одиннадцать утра, а около четырех часов дня. Так все и произошло. Когда он открыл глаза, по обеззвученному “Фокс ньюс” шлепал губами диктор Нил Кавуто. Вин насыпал себе кукурузных хлопьев, съел всухую (молоко успело испортиться) и попетлял по дому еще три часа, до десяти вечера. Затем заснул еще на четыре. Сработало! Он проснулся в шесть утра следующего, третьего, дня. Полчаса на душ и бритье довели его до семи. Он прыгнул в машину и был на работе в восемь."

Рассказ "X2"

Рецензии

Захар Прилепин, "Санькя". Ad Marginem, 2006 г.

Достали тут кое-что из архивов. Для тех, кто все пропустил.
Захар Прилепин
О чем эта книга: молодые и злые посреди общей неустроенности, нищеты и стариков.
Кто автор: человек редкой харизмы, собирающий множественные срачи дискуссии по поводу настоящести себя как писателя.
Премии и судьбы: довольно комично, но кроме премии «Ясная Поляна» (номинация «XXI век»). у романа Всекитайская Международная Литературная Премия «Лучшая Иностранная Книга 2006-го Года» (хотя казалось бы). .

Отчаянные русские мальчики "Саньку" наверняка любят. Любит "Саньку" и русская интеллигенция (что абсолютный секрет для нас), (хотя, что тут секретного, русская интеллигенция исторически любит спасать и проникаться). Вобщем Прилепин угодил всем.
Очень незамысловатый, очень простой роман. Настолько, что мы, признаться, даже не знаем что о нем писать тут. Ну не описывать же в самом деле вам саспенсы, сюжетные повороты (да нет ничего такого, что стоило бы описывать ни в саспенсах, ни в поворотах). Никаких тебе диалого-монологов с простынь, изысков и многотонной морали. Простой роман, простой герой. Но есть в этой простоте одна полная обаяния и тепла не мысль даже, над-мысль.

Collapse )
ЦИТАТА

— Я весь чай выпил давно, весь хлебушек свой прожевал. Теперь чужой чей-то ем. И говорю вам: скоро побежите все, как поймете, что от вас устали. Но бежать будет некуда: все умерли, кто мог приютить. В сердцах ваших все умерли, и приюта не будет никому… Думают сейчас, что Русь непомерна во временах, вечно была и всегда будет. А Русь, если поделить всю ее на мной прожитый срок, — всего-то семнадцать сроков наберет. На семнадцать стариков вся Русь делится. Первый родился при хазарине еще. Умирая — порвал пуповину второму, что родился спустя семь десятилетий. Третий Святослава помнил… Пятый в усобицу попал, шестой — татарина застал… Двенадцатый в смуту жил, тринадцатый при Разине, четырнадцатый при Пугаче… Так до меня дошло быстро: семнадцать стариков — сего ничего. Нас всех можно в эту избу усадить — вот те и вся исторья… Мы-то в юность нашу думали, что дети у нас будут, как сказано было, — не познавшие наших грехов, а дети получились такие, что ни земли не знают, ни неба. Один голод у них. Только дурной это голод, от ума. Насытить его нельзя, потому что насытятся только алчущие правды… Вы там в церкву, говорят, все ходите. Думаете, что, натоптав следов до храма, покроете пустоту в сердце. Люди надеются, что Бога приручили, свечек ему наставив. Думают, обманули его. Думают, подмяли его под себя заставили его оправдывать слабость свою. Мерзость свою и леность, которую то милосердьем теперь назовут, то добротой. Чуть что — и на Бога лживо кивают: «Бог так решил. Бог так сказал. Бог так задумал». И снова гребут под себя, у кого на сколь когтей хватает. А откуда им, глупым, знать, что Он задумал, что по Его воле, а что от попустительства Его?… И печаль не о том, что ничтожен человек, а то, что он зол в своем ничтожестве. Чем больше замечает, что другие его ничтожество видят, тем злее становится…

Рецензии

Людмила Улицкая "Даниэль Штайн, переводчик". Эксмо, 2006 г.

За "Даниэля Штайна" Улицкая получила свою "Большую Книгу" 2006-2997 года. Книга это совершенно особая, важная и настоящая - с многозначностью, с непростым подтекстом, поднимающая не один и не два острых вопроса, ответы на которые не даются с ходу, но созревают, рождаются самой человеческой жизнью. И конечно, за книгой этой - большой труд автора, это видно невооруженным глазом.

Улицкая
В основе сюжета - реальная судьба брата Даниэля (Освальда Руфайзена), абсолютного солженицынского праведника ("роман о хорошем человеке" как метко охарактеризовали книгу в "Коммерсанте").

Collapse )

ЦИТАТА

Всякая торжествующая церковь, и западная, и восточная, полностью отвергает Христа. И никуда от этого не денешься. Разве Сын Человеческий, в поношенных сандалиях и бедной одежде, принял бы в свой круг эту византийскую свору царедворцев, алчных и циничных, которые сегодня составляют церковный истеблишмент? Ведь даже честный фарисей был у него под подозрением! Да и Он им зачем? Они все анафемствуют, отлучают друг друга, обличают в неправильном «исповедании» веры. А Даниэль всю жизнь шёл к одной простой мысли — веруйте как хотите, это ваше личное дело но заповеди соблюдайте, ведите себя достойно. Между прочим, чтобы хорошо себя вести, не обязательно даже быть христианином. Можно быть даже никем. Последним агностиком, бескрылым атеистом.